Rassegna Stampa

22 Marzo 2012

winemadness

Foradori - "заповедник" Терольдего в Трентино, глиняные амфоры, дети и энергия жизни.

Posted by Mad Maitre at 2:35 PM

Сказать, что я понимала вина Трентино до того, как попрыгала по здешним виноградникам - все равно, что утверждать, будто я знаю, чем пахнут лунные кратеры. Вроде бы с горным виноделием знакома, но Трентино - совершенно иная планета, ни на что не похожее чудо.
Elisabetta Foradori - одна из "матерей" региона, вот уже 28 лет она возделывает традиционные сорта Teroldego и Nosiola, почти окончательно вытесненные молодыми лозами Пино Гриджо, Шардоне (для многочисленных игристых вин) и "прочими гадостями".
Ее винодельня, ровно как и виноградники, - это огражденный от "городской суеты" (3 с половиной дома и 1 машина в 2 часа) оазис здоровья, равновесия и позитивной энергии. Все производство подчиняется биодинамическим правилам, календарю Марии Тун, параду планет и карте звездного неба. Ничего не берется извне:
"То, что мы решили оградить наши виноградники от постороннего человеческого воздействия, только пошло им на пользу. Птицы вновь вьют здесь гнезда, не боясь, что их побеспокоят. Близ Тренто, где мы выращиваем белые сорта винограда, у нас бродят животные."

Они не срезают траву, а лишь приминают ее, складывают,когда она слишком сильно отрастает, но не режут: лоза - живая, и должна развиваться в естественной среде. Винодельня, вместе с десятком других, входящих в Консорциум Dolomitici, существуют как производство закрытого цикла: все удобрения, биодинамические препараты они производят сами. "Una bella collaborazione con una grande famiglia. [Отличная совместная работа в кругу большой семьи]."

Элизабетта Форадори работает с биодинамическими препаратами последние 10 лет. Ее главная цель - максимальное выражение территории и близость к природе.
"Живая земля, растение в равновесии. Все это приносит в вино позитивную энергию и чистоту, запах почвы. Наша задача — заточить в бутылку оригинальный аромат нашей земли, чтобы в Москве люди смогли вкусить частичку Трентино. Для этого мы стараемся использовать минимум техники, приносящей в вино статичность. Вино должно быть живым, постоянно меняться, удивлять, приносить радость и удовлетворение. Это не просто напиток, это то, что поднимает нам настроение и располагает к общению. Как и хорошая, живая пища."

Винодельня располагается на границе Трентино и Альто Адидже - в Mezzolombardo. Здесь, на равнине площадью в 400 кв. м, испокон веков процветала торговля и обмен культурными ценностями, а с XIV века на местных землях окончательно установилось производство вина из автохтонного сорта Терольдего, который и по сей день растет почти только здесь, на песочных и каменистых почвах, сформированных рекой Адидже, в былые времена выходившей из берегов и бьющейся о подножия гор.
"Он очень привязан к этой почве, к этому воздуху, к этим горам, обеспечивающим игру света и тени, к особому микроклимату. Неббьоло, например, здесь никогда бы не прижился."
Терольдего уже не одно тысячелетие, однако нынче он теряет свою популярность – все больше винограда стало производиться на объем и все меньше – на хорошее качество.

Особенностью производства Форадори стало то, что, вопреки современной тенденции тщательного отбора и посева клонов, Элизабетта решила сохранить и возделывать все существующие виды этого сорта. С 80-х годов она сосредоточила свое внимание на максимальном разнообразии видов.
"После войны говорили, что идеально выведенные клоны создадут генетическую базу для более здоровых растений. Но дело не в здоровой лозе - просто так урожая получалось больше. Большинство виноградников со времен войны заточены на крупные объемы производства. Люди сажают несколько клонов - и готово. Это стилизованная, упрощенная модель виноделия. Приезжай сюда во время сбора урожая, и ты увидишь, что виноград с каждой лозы совершенно разный: где-то ягоды мелкие, где-то крупные, где-то приплюснутые, где-то вытянутые... Вроде сорт один, а обличий море. Как если бы это была тысяча разных людей."

Элизабетта с большим вниманием относится к уникальности не только генетического наследия своих владений и каждой лозы, которые она по-матерински гладит, проходя мимо. "Понюхай, как пахнет! Эти лозы плачут! Если проступает лимфа, значит, дней через 20 они зацветут...". С таким же упоением она вглядывается в каждое лицо на фотографиях, висящих над лестницей, по пути в погреб. "Этот немецкий фотограф сумел запечатлеть характер каждого человека во взгляде. Вроде, только лица изображены, но ты посмотри, какие они все разные".
"Если ты сейчас захочешь приобрести лозу, то увидишь всего пару клонов на "прилавке". И неужели этим людям не приходит в голову, ну хоть на секундочку ментального просветления, что такое ничтожное количество видов в ассортименте означает только то, что сорт вымирает? Терольдего умер, если сегодня он существует только в двух вариациях. Да его уже никто и не знает. Эта армия клонов - индустриальное производство. И это происходит не только в винограде, но и в кукурузе, в зерне, в яблоках... Ведь раньше такого не было! Природа никогда не создает одинаковых вещей.
В виноделии один сорт и два клона - это большие объемы и плоское вино. Ты можешь возделывать его по самой лучшей технологии в мире, но если первичная материя скупа, то вино у тебя будет плоским. Мертвым, не живым."

Элизабетта, президент консорциума независимых производителей I Dolomitici, показалась мне необыкновенно живой, сильной и харизматичной женщиной. Она не смотрит, она созерцает. Дуновение ветра, восходящее солнце, пролетающая птица. Здесь все обретает смысл. Я оказалась в сказочной стране, где каждый сантиметр переполнен жизнью. Казалось, скоро со мной заговорят деревья. И это ощущение вселенской гармонии и благоденствия посетило меня, кстати, задолго до дегустации.

"Я работаю здесь уже много лет, так как я - единственная дочь, а отец умер рано. Работать начала в 20 лет. И вот она я. Каждый день учусь чему-то новому. Я думаю о природе, не только в ее материальных проявлениях, но и как о чем-то неприкосновенном, как бы это сказать, о чем-то выходящим за рамки физического. У меня было свое возрождение. Я по образованию энолог, и честно применяла приобретенные знания в своей работе некоторое количество лет. Затем наступил момент наибольшего коммерческого успеха моего предприятия, и я поняла: внутри я мертва, и пора искать другие пути самовыражения. И я нашла их здесь. Я очень рада, в первые за многие годы, я по-настоящему счастлива. Ведь здесь, во всей моей работе, есть и очень важная креативная составляющая. "

"Винодел непрерывно общается с природой, он просто обязан уметь слушать и созерцать. Это непросто, потому что мы постоянно прерываемся на ежедневную суету. Но в умении анализировать и есть наш главный дар. Смотреть, слушать, и только потом, уже работая в погребах или на виноградниках, мы можем вносить свои поправки.
Людям надо учиться слушать. В этом и есть главный секрет. Слышать друг друга, понимать, чего хочет природа. Ведь и мы, и эти лозы, и эта почва - часть единой солнечной системы."

В этом году в регионе (да и на севере Италии в целом) все жалуются на необычайную засуху. Виноградники Трентино 6 месяцев без дождя. Снега выпало мало. В итоге Элизабетте приходится опережать календарь сельскохозяйственных работ на добрых 2 недели.

На главном участке земли вокруг виноградников, как мы уже сказали, у Форадори произрастает только Терольдего (16 га). Белые Nosiola и Manzoni Bianco растут южнее, ближе к Тренто (8 га). Казалось бы, всего 3 сорта винограда, но учитывая философию разнообразия видов и отказа от приобретения клонов, превратившую владения Элизабетты почти что в музей-заповедник местной винодельческой культуры, это несказанно богатый выбор.
"Мы говорим с вами о Терольдего, а ведь и Нозиолы в мире осталось от силы 70 га. И эти чудаки продолжают их вырубать, высвобождая место для более популярных Шардоне, Пино Гриджо и прочих интернациональных мерзостей."
Варируются не только виды, но и формы виноградников: пергола, гюйо, лозы возрастом от 0 до 100 лет. У Элизабетты есть и грузинские сорта винограда: Саперави, Ркацители, Хихви...
"Мне нравится смотреть на эти лозы. В них я вижу историю. Ведь это основа основ винодельческого мира."

Емкости для ферментации Нозиолы и двух вин из Терольдего разных крю - глиняные амфоры. Это тоже дань истории и возврат к истокам, в стремлении Элизабетты к запечатлению оригинального вкуса вина и территории. Виноград проходит ферментацию и выдерживается на осадке 8 месяцев. Глина - материал пористый, способствует отличному обмену кислорода. Она не проникает во вкус вина, как дерево.
"Глина - это земля. Виноград возвращается сюда, как в лоно матери. Выдержка в амфорах - это старая средиземноморская традиция, сегодня сохранившаяся, увы, лишь в Грузии и в ничтожных количествах в Испании."

Погреба Форадори поразительно ухожены и красивы. Я наблюдала за Элизабеттой, плывущей от баррика к тонно,просовывающую голову в дубовые бочки и вдыхающую ароматы глиняных амфор. Спокойная, как будда, с искрометным чувством юмора и светящимися глазами. Поразительная женщина!

Четырех собственных детей Элизабетте, судя по всему, не хватило, и она занялась культурным обогащением соседской детворы. Каждый год она устраивает "детский" сбор винограда, приглашая поучаствовать учеников местных школ, из собранного урожая делает вино, для которого затем юные художники рисуют этикетки.
"Мне надоело слышать про алкоголь в вине. Я хочу слышать о природе, культуре и истории. Так что пусть хоть здесь дети привыкают к хорошему с детства."

Дегустацию мы устроили на улице, под лучами весеннего солнца. Это были 4 Терольдего, Нозиола и Мандзони. Вместо колпачков на бутылках был толстый слой воска. "Ненавижу этот металл на бутылках".

Мы начали с белых вин, сNosiola Fontasanta 2010 иFontasanta Manzoni Bianco 2010.
"Мои белые вина — не те, что надо пить свежими и холодными. Это вина для сочетания с едой. Не скажу, что они как красные, но это не те свежие фруктовые белые вина, к созданию которых все так стремятся. "
Бокал с Нозиолой нам посоветовали попробовать и отставить в сторону, чтобы вернуться к нему после дегустации красных вин. Впервые у меня в бокале белое вино не просто проходило эволюцию, но жило своей жизнью: от лака до ромашки, мелиссы, абрикоса и тропических фруктов.
Нозиола — белый автохтонный сорт Трентино, который Элизабетта решила винифицировать в амфоре для длительной выдержки на остатке.
"Еще 2 недели назад я не могла пить это вино. Зимой холодно, оно закрывается, и пить его невозможно. Сейчас, весной, оно просыпается и начинает проявлять себя. Я сама не знаю, во что оно превратится летом! Понимание того, как вино, уже будучи в бутылке, продолжает взаимодействовать с ритмами космоса — каждый раз ново и для меня."

Если Нозиола был удивительно долгим, изменчивым и полным сюрпризов вином, с каждым глотком открывавшимся с новой стороны, то Мандзони атаковал своим насыщенным фруктовым ароматом с первой секунды. Это вино после 10-дневной ферментации выдержано на остатке и отдыхает в больших бочках из акации на дрожжах до августа. Сорт винограда был выведен в середине прошлого столетия, благодоря скрещиванию Рислинга и Пино Бьянко. Очень приятный вкус, сначала превалирует Рислинг. Элизабетта утверждает, что через несколько лет взрывные фруктовые ноты уйдут и останется минеральность Пино Бьянко.
Бокал вина для нормального, не затяжного испития. Тогда, когда Нозиола раскрылось во всей красе, аромат Мандзони уже потерял свою интенсивность.

Красные вина, 4 вида Терольдего, густые и насыщенные, как кровь, глубокого гранатово-красного цвета, хоть на вид и были похожи, но по вкусовым характеристикам абсолютно отличались друг от друга.
Первое — Foradori 2009 — базовое вино, из винограда, собранного с молодых лоз, произрастающих на песочных почвах. Цветочные, минеральные ноты в аромате. Пряный, насыщенный вкус. Молодой, неокрепший таннин.
Второе — Granato 2009 — вино из Терольдего со старых лоз (80-100 лет), выдержанное сначала в бочке 18 месяцев, а затем полгода в бутылке. Куда более элегантный таннин. Ежевика, фиалка, черника, графит, специи, какао и лакрица. Долгое послевкусие.
Последние 2 Терольдего - оба из старых лоз, выращенных на перголе. 8-месячная мацерация в амфоре, затем в старых дубовых бочках.
Sgarzon Teroldego 2010 — виноградник у подножия гор, где наиболее низкие температуры и песочные почвы без камней. Шелковые таннины, долгое послевкусие. Цветочные ароматы, ноты черных ягод, подлеска и специй.

Morei Teroldego 2010 — из винограда, что в центре долины, на каменистых почвах. Более округлое, обволакивающее, полнотелое, спелые фрукты во вкусе, устойчивый таннин. Оно мне и понравилось больше всего.

source:
http://www.winemadness.ru/2012/03/foradori.html

 

thursday.pdfScarica il file
torna alla rassegna <
torna alla rassegna < 1354835404clip_image001.jpg
ita | eng